Как кошки спасли блокадный ленинград

Содержание:

Усатые и полосатые. Как кошки спасли блокадный Ленинград от нашествия крыс

Со всей страны в осажденный Ленинград отправили несколько тысяч усатых спасателей. В память о них в России установлены несколько памятников.

На ул. Композиторов

К 1943 году кошек в блокадном городе практически не осталось. Для борьбы с крысами власти решили доставить в город усатую дивизию. Выбор пал на Ярославль, ведь именно местная дымчатая кошка считается лучшим крысоловом.

На улице Композиторов под торшером греется кошечка.

В Ленинград прибыло четыре вагона с кошками! Выпустили животных на волю прямо на вокзале, и коты бросились врассыпную.

В память о ярославских усатых-полосатых в Петербурге в 2016 году установили памятник. Во дворе дома номер 4 на улице Композиторов на стульчике под торшером греется маленькая бронзовая кошечка.

Немного грустного, но честного

Кот Васька, ценой своей жизни спасший семью от голода

Поначалу окружающие осуждали «кошкоедов».
«Я питаюсь по второй категории, поэтому имею право», — оправдывался осенью 1941 года один из них.
Потом оправданий уже не требовалось: обед из кошки часто был единственной возможностью сохранить жизнь.
«3 декабря 1941 года. Сегодня съели жареную кошку. Очень вкусно», — записал в своем дневнике 10-летний мальчик.
«Соседского кота мы съели всей коммунальной квартирой еще в начале блокады», — говорит Зоя Корнильева.

«У нас был кот Васька. Любимец в семье. Зимой 41-го мама его унесла куда-то. Сказала, что в приют, мол, там его будут рыбкой кормить, мы-то не можем… Вечером мама приготовила что-то наподобие котлет. Тогда я удивилась, откуда у нас мясо? Ничего не поняла… Только потом… Получается, что благодаря Ваське мы выжили ту зиму…».

Так коты блокадного Ленинграда стали жертвой во имя жизни погибающих от голода людей.

Кот Максим

Доподлинно известно, что одному коту в блокаду точно удалось выжить. Это кот Максим, он жил в семье Веры Вологдиной. Во время блокады она жила с мамой и с дядей. Из домашних питомцев у них были Максим и попугай Жаконя. В довоенное время Жако пел и разговаривал, но в блокаду, как и все, голодал, поэтому сразу притих, а перья у птицы вылезли. Чтобы как-то прокормить попугая, семье пришлось выменять ружье отца на несколько семечек подсолнуха.

Кот Максим тоже был еле жив. Он даже не мяукал, прося еду. Шерсть у кота вылезала клоками. Дядя чуть ли не с кулаками требовал, что кот пошел на съедение, но Вера и ее мама защищали животное. Когда женщины уходили из дома, они запирали Максима в комнате на ключ. Однажды во время отсутствия хозяев кот смог залезть в клетку к попугаю. В мирное время быть беде: кот бы непременно съел свою добычу.

Что же увидела Вера, вернувшись домой? Максим и Жаконя спали, крепко прижавшись друг к другу в клетке, чтобы спастись от холода. С тех пор дядя перестал заводить разговоры про съедение кота. К сожалению, через несколько дней после этого случая Жако погиб от голода. Максим выжил. Возможно, он стал единственным ленинградским котом, пережившим блокаду. После 1943 года в квартиру Вологдиных водили экскурсии – посмотреть на кота. Максим оказался долгожителем и умер только в 1957 году в двадцатилетнем возрасте.

Как коты спасали блокандный Ленинград: Ярославская «мяукающая дивизия»

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Для военного Ленинграда самым страшным периодом стала блокада. Зимой 1941-42 годов в городе почти не оставалось продовольственных запасов. Ладожское озеро с простреливаемыми участками оставалось единственным путём снабжения, но топливо заканчивалось, а возможностей передвижения становилось все меньше. К концу ноября нормы хлеба сократились до минимума. К уносящему ежедневно десятки жизней голоду добавилась еще одна проблема — нашествие крыс. Грызуны не только уничтожали последние запасы еды, но и угрожали эпидемиями. И тогда на помощь измученным блокадникам прибыла ярославская «мяукающая дивизия».

Из российской кошачьей истории

Памятники кошкам в Санкт-Петербурге.

К котам можно относиться по-разному в силу своенравности этих животных. На Руси они появились к 10 веку с приходом христианства. На тот момент католики представляли пушистых зверьков приспешниками темных сил, наделяя их мистическими способностями. В православном же мире к этим животным относились с симпатией и уважением. Прежде всего, люди ценили котов за их ловкость в борьбе с вездесущими грызунами, которые уничтожали хлебные закрома. По этой же причине пушистые зверьки были обязательными обитателями церквей и монастырей. До самого 15 века кошки стояли в одном ряду с пахотным скотом.

Особо почитаемой эпохой в кошачьей истории стало правление Петра I, собственно, основавшего Санкт-Петербург. Именно тогда о масштабах пользы этих животных было заявлено на самом высоком уровне. Этой темы касался даже один из императорских указов, постановивший держать котов при амбарах «для мышей и крыс устрашения». С приходом следующей правительницы кошачьи полномочия вышли далеко за пределы амбаров. В 1745-м Елизавета Петровна подписала «Указ о высылке ко двору котов». Теперь уже охотники спасали от паломничества крыс и мышей Зимний дворец. После того, как 30 резвых котов выполнили поставленные перед ними цели, их оставили жить при дворе на постоянной основе. В эпоху Екатерины Великой хвостатых и вовсе приобщили к искусству. Теперь мышеловов возвели в «охранников картинных галерей». Коты верно служили российскому искусству и при империи, и в революционное время, и с приходом советской власти.

Ленинградская катастрофа и спасительный кошачий десант

Коты охраняли от грызунов дворцы и музеи. /Фото: pics2.pokazuha.ru

Блокада Ленинграда началась со взятия города в кольцо 8 сентября 1941-го и продлилась, как известно, 900 дней. И если фронтовикам полагалось 500 суточных граммов хлеба, рабочим – 250, то остальным перепадало только по 125. Очень быстро город охватил самый настоящий голод, а ситуацию осложнили суровые морозы, выпавшие на долю горожан в ту зиму. Когда были съедены все продуктовые запасы, с улиц стали исчезать бродячие животные. Вылавливались голуби, вороны, мелкая рыбешка Невы. Следом пришел черед и домашних питомцев.

К весне 1942-го в Ленинграде совсем не осталось кошек. Дневники блокадников содержат множество душещипательных историй на эту тему. И если люди гибли от голода, то крысиная популяция только множилась. Ушлые грызуны находили, чем питаться в голодном городе, лишая ленинградцев последних крох и разнося болезни. Пережившие блокаду рассказывали, как крысы тучными шеренгами атаковали мельницу, где мололась мука на весь город. Вредителей пытались стрелять, давить танками, но все это не работало. Крысы обратились во врага, не менее организованного и опасного, чем немец.

Спасительный ярославский спецназ и сибирское подкрепление

Есть легенда о коте-«Слухаче». /Фото: ic.pics.livejournal.com

С прорывом блокады местные власти обнародовали срочное постановление от имени председателя Ленсовета по поводу срочной доставки из Ярославской области дымчатых кошек. Ярославцы участливо выполнили стратегический заказ, изловив в нужных объемах котов-крысоловов. Вскоре в полуразрушенный город пожаловало несколько вагонов пушистого контингента. Народ расхватал животных в считанные минуты. К слову, горожане утверждали, что в те дни цена на кота достигала полутысячи рублей, тогда как зарплата рядового работника не превышала 150. Когда животные начали размножаться, котенка можно было выменять на хлеб.

В течение всего пути в Ленинград животных преднамеренно не кормили. Понятно, что с прибытием эшелона изголодавшиеся животные во что бы то ни стало искали корм. Началась активная охота на крыс. В поединках с ушлыми грызунами ярославским хвостатым пришлось не сладко. Но даже неся потери, они не отступали, постепенно выдавливая крысиные семейства из продовольственных объектов. Вскоре к ярославским крысоловам прибыло подкрепление из Сибири. Новоприбывших направили истреблять грызунов по подвалам Эрмитажа и других городских музеев да дворцов. Причем, некоторых животных жители Тюмени, Омска и Иркутска в буквальном смысле отрывали от сердца, передавая в помощь ленинградцам. В общей сложности в Ленинград направили около 5 тысяч котов, которые уничтожили колонии грызунов, спасли для горожан пищевые припасы и предотвратили угрожающие эпидемии.

Коты в Ленинграде не только истребляли крыс, но даже выступали помощниками в боевых действиях. По сей день жива солдатская легенда о рыжем обитателе зенитной батареи. В отряде кота звали «Слухач» за его способность предсказывать приближающуюся авиацию врага. Кот неизменно начинал мяукать, чувствуя угрозу с неба. Причем, если верить солдатам-очевидцам, самолеты Красной армии животное никак не беспокоили. За оказываемую военным помощь кота окружили заботой, качественным питанием и коллективным признанием.

Сегодня в Эрмитаже по-прежнему живут потомки спасителей военных лет. В 1998-м в музее учредили День эрмитажного кота, призванный хранить истории о роли усатых в мировом искусстве. В память о кошачьем подвиге в Питере установлены бронзовые памятники. В 2013-м режиссер Максим Злобин снял киноленту «Хранители улиц», поведавшую о ярославской «мяукающей дивизии».

Стратегический груз

В январе 1943 года в результате операции «Искра» блокада была прорвана. Осознав размах катастрофы, вызванной крысами в городе, военное командование распорядилось доставить в Ленинград кошек.

В своем дневнике блокадница Кира Логинова написала о том, что в апреле 1943 года вышло постановление за подписью председателя Ленсовета о необходимости «выписать и доставить в Ленинград четыре вагона дымчатых кошек».

Выбор пал на Ярославль, где в обилии водились именно дымчатые коты, считавшиеся лучшими крысоловами. Кроме того, Ярославль в войну стал побратимом Ленинграду: всего за время блокады Ярославская область приняла почти треть эвакуированных ленинградцев — около 600 тысяч человек, 140 тысяч из них были дети.

И вот ярославцы снова пришли на помощь. В апреле в город на Неве из Ярославля прибыли четыре вагона со «стратегическим грузом». Увы, условия войны не позволяли обходиться с мохнатыми с современной любовью. По дороге котов не кормили, дабы были злее, в пути многие друг друга подрали. Вообще довольно сложно представить четыре вагона, до отказа набитых кошками.

Собственно, нет ни единого документа, точно подтверждающего легенду о «мохнатом десанте». Вся история основана на воспоминаниях блокадников.

Кот Елисей — памятник собратьям, боровшимся с крысами в годы войны

Часть из прибывших в Северную столицу котов распределили по продовольственным складам, а остальных прямо с перрона раздали людям. Конечно, на всех не хватило. Более того, нашлись те, кто решили на этом подзаработать.

Вскоре на рынках начали продавать котов по 500 рублей (килограмм хлеба стоил 50 рублей, зарплата сторожа составляла 120 рублей), писал в своих воспоминаниях писатель Леонид Пантелеев.

Четырех вагонов оказалось мало, вдобавок крыс было такое количество, что они давали своим природным врагам серьезный отпор. Часто в схватках жертвами становились именно коты.

Полностью блокада была снята только в конце января 1944 года. Тогда в Ленинград направили еще одну партию котов, которых на этот раз набирали в Сибири, преимущественно в Иркутске, Омске и Тюмени. Таким образом, современные питерские коты являются потомками ярославских и сибирских сородичей.

В память о том, что коты и кошки сделали для города, в 2000 году в Санкт-Петербурге на доме № 8 по Малой Садовой установили скульптуру кота Елисея, а напротив, на доме № 3, изваяние его подруги — кошечки Василисы.

Кошка Василиса гуляет сама по себе по карнизу на Малой Садовой, дом 3

В 2013 году молодой рыбинский режиссер-­документалист Максим Злобин создал фильм «Хранители улиц», где рассказал историю ярославской «мяукающей» дивизии.

Легенда о кошках — самая загадочная история блокадного Ленинграда ⁠ ⁠

18 января 1943 года была прорвана Ленинградская блокада, длившаяся 900 голодных дней. 27 января — блокада была полностью снята. Один миллион ленинградцев погибли, остальным чудом удалось уцелеть. Спастись людям помогали самые невероятные события и обстоятельства. В том числе — кошки. Памятник коту-победителю, помогшему ленинградцам выжить в период блокады, предлагают установить питерские школьники.

В 42-м году осажденный Ленинград одолевали крысы. Очевидцы вспоминают, что грызуны передвигались по городу огромными колониями. Когда они переходили дорогу, даже трамваи вынуждены были останавливаться. С крысами боролись: их расстреливали, давили танками, были созданы даже специальные бригады по уничтожению грызунов, но справиться с напастью не могли. Серые твари сжирали даже те крохи еды, что оставались в городе.

— Весной 42-го мы с сестрой шли на огород, разбитый прямо на стадионе на Левашевской улице. И вдруг увидели, что прямо на нас движется какая-то серая масса. Крысы! Когда мы прибежали на огород — там все уже было съедено, — вспоминает блокадница Зоя Корнильева.

Кроме того, из-за полчищ крыс в городе возникла угроза эпидемий. Но никакие «человеческие» методы борьбы с грызунами не помогали. А кошек — главных крысиных врагов — в городе не было уже давно.

— Соседского кота мы съели всей коммунальной квартирой еще в начале блокады, — говорит Зоя Корнильева.

И тогда было принято решение доставить в Ленинград кошек. В своем дневнике блокадница Кира Логинова написала о том, что в апреле 1943 года вышло постановление за подписью председателя Ленсовета о необходимости «выписать из Ярославской области и доставить в Ленинград четыре вагона дымчатых кошек». Очевидцы рассказывают, что когда мяукающих крысоловов привезли, то «для получения кошки надо было отстоять очередь. Расхватывали моментально, и многим не хватило».

— За кошку отдавали самое дорогое, что у нас было, — хлеб. Я сама оставляла понемногу от своей пайки, чтобы потом отдать этот хлеб за котенка женщине, у которой окотилась кошка, — говорит Зоя Корнильева.

Правдив рассказ о блокадных котах или нет — историки спорят до сих пор.

Но если это вымысел, то откуда же взялись кошки в Ленинграде сразу после блокады?

ппц кота съели. еще и соседского.
сожрали котов, потом отдавали хлеб за них.
это знак свыше — ибо нефиг жрать котов

А то, это же так просто — переправить через блокаду несколько вагонов с котами. Откуда взялись? Да прятались от людей, поверьте мне, даже здоровому и сытому человеку не всегда удастся поймать обычного котика.

не понимаю, почему меняли котов на еду?
я больше склоняюсь к версии, что кошек просто выпустили в город.

По личному распоряжению Сталина,после блокады,в Ленинград привезли целый состав кошек,которых не кормили несколько дней,но желающих открыть вагоны не нашлось,люди просто боялись,что голодные коты набросятся на них и сожрут.Желающие нашлись только за внушительный доппаек. Кошачую гвардию благополучно выпустили,никто не пострадал,и через месяц крыс не стало,нет они конечно были,но на водопой,колоннами на Неву,как раньше уже не ходили.

Интересные исторические фотографии ч. 22⁠ ⁠

Вице-президент компании Motorola Джон Ф. Митчелл демонстрирует портативный радиотелефон DynaTAC в Нью-Йорке в 1973 году.

Интересные исторические фотографии ч. 22 Старое фото, Вторая мировая война, Великая Отечественная война, История, Фотография, Гражданская война, Первая мировая война, Порт, Бейрут, Расизм, Война во Вьетнаме, Кот, Билл Клинтон, Робин Уильямс, Концентрационный лагерь, Морской слон, Адольф Гитлер, Передозировка, Героин, Моторола, Длиннопост

16-летний мальчик умер от передозировки героина. Милан, Италия, 1980 год.

Интересные исторические фотографии ч. 22 Старое фото, Вторая мировая война, Великая Отечественная война, История, Фотография, Гражданская война, Первая мировая война, Порт, Бейрут, Расизм, Война во Вьетнаме, Кот, Билл Клинтон, Робин Уильямс, Концентрационный лагерь, Морской слон, Адольф Гитлер, Передозировка, Героин, Моторола, Длиннопост

Последняя фотография Адольфа Гитлера, 28 апреля 1945 года.

Интересные исторические фотографии ч. 22 Старое фото, Вторая мировая война, Великая Отечественная война, История, Фотография, Гражданская война, Первая мировая война, Порт, Бейрут, Расизм, Война во Вьетнаме, Кот, Билл Клинтон, Робин Уильямс, Концентрационный лагерь, Морской слон, Адольф Гитлер, Передозировка, Героин, Моторола, Длиннопост

Роланд, морской слон весом 4000 фунтов (1814 кг), принимает снежную ванну от своего дрессировщика в Берлинском зоопарке, приблизительно 1930 год.

Интересные исторические фотографии ч. 22 Старое фото, Вторая мировая война, Великая Отечественная война, История, Фотография, Гражданская война, Первая мировая война, Порт, Бейрут, Расизм, Война во Вьетнаме, Кот, Билл Клинтон, Робин Уильямс, Концентрационный лагерь, Морской слон, Адольф Гитлер, Передозировка, Героин, Моторола, Длиннопост

Граждан Германии заставляют смотреть на жертв концлагерей, 1945 год.

Интересные исторические фотографии ч. 22 Старое фото, Вторая мировая война, Великая Отечественная война, История, Фотография, Гражданская война, Первая мировая война, Порт, Бейрут, Расизм, Война во Вьетнаме, Кот, Билл Клинтон, Робин Уильямс, Концентрационный лагерь, Морской слон, Адольф Гитлер, Передозировка, Героин, Моторола, Длиннопост

19-летний Робин Уильямс, 1969 год.

Интересные исторические фотографии ч. 22 Старое фото, Вторая мировая война, Великая Отечественная война, История, Фотография, Гражданская война, Первая мировая война, Порт, Бейрут, Расизм, Война во Вьетнаме, Кот, Билл Клинтон, Робин Уильямс, Концентрационный лагерь, Морской слон, Адольф Гитлер, Передозировка, Героин, Моторола, Длиннопост

Кот Socks сидит за столом президента Клинтона в Овальном кабинете, 7 января 1994 года.

Интересные исторические фотографии ч. 22 Старое фото, Вторая мировая война, Великая Отечественная война, История, Фотография, Гражданская война, Первая мировая война, Порт, Бейрут, Расизм, Война во Вьетнаме, Кот, Билл Клинтон, Робин Уильямс, Концентрационный лагерь, Морской слон, Адольф Гитлер, Передозировка, Героин, Моторола, Длиннопост

Протест против войны во Вьетнаме, 1966 год.

Надпись на плакате: «Ни один вьетнамец никогда не называл меня ни**ером».

Интересные исторические фотографии ч. 22 Старое фото, Вторая мировая война, Великая Отечественная война, История, Фотография, Гражданская война, Первая мировая война, Порт, Бейрут, Расизм, Война во Вьетнаме, Кот, Билл Клинтон, Робин Уильямс, Концентрационный лагерь, Морской слон, Адольф Гитлер, Передозировка, Героин, Моторола, Длиннопост

Порт Бейрута, 1857 год

Интересные исторические фотографии ч. 22 Старое фото, Вторая мировая война, Великая Отечественная война, История, Фотография, Гражданская война, Первая мировая война, Порт, Бейрут, Расизм, Война во Вьетнаме, Кот, Билл Клинтон, Робин Уильямс, Концентрационный лагерь, Морской слон, Адольф Гитлер, Передозировка, Героин, Моторола, Длиннопост

Финская белая армия казнит русских солдат на передовой во время гражданской войны в Финляндии, 1918 год.

Интересные исторические фотографии ч. 22 Старое фото, Вторая мировая война, Великая Отечественная война, История, Фотография, Гражданская война, Первая мировая война, Порт, Бейрут, Расизм, Война во Вьетнаме, Кот, Билл Клинтон, Робин Уильямс, Концентрационный лагерь, Морской слон, Адольф Гитлер, Передозировка, Героин, Моторола, Длиннопост

Спасибо за внимание.

Буду рад если вы подпишитесь.

Малыш, родившийся не в том месте и не в то время. Котенок Эльфик, потерявший глазик и хвост, ищет свою семью!⁠ ⁠

Я уже писала про этого несчастного ребенка по имени Эльфик, но, к моему сожалению, он так и не нашел семью. Я хочу напомнить историю мальчика.

Малыш, родившийся не в том месте и не в то время. Котенок Эльфик, потерявший глазик и хвост, ищет свою семью! В добрые руки, Помощь животным, Бездомные животные, Приют для животных, Потеряшка, Спасение животных, Ветеринария, Волонтерство, Без рейтинга, Москва, Котята, Московская область, Доброта, Спасение, Кот, Семейство кошачьих, Негатив, Домашние животные, Эльфы, Видео, Длиннопост

Этой весной малыш прибился к магазину Пятерочка, он там прятался от холодных ночей и грелся у батареи. Днем его выпускали погулять. Но эти прогулки не обернулись ничем хорошим.

Сначала его подрали бродячие собаки и откусили ему хвостик. Потом с ним «поиграли» неудачно дети, когда один парнишка проколол Эльфику глаз палочкой. Все бы это и продолжалось дальше, видимо, до момента окончательной гибели котенка, но его вовремя заметила одна женщина в возрасте, которая помогает и спасает животных на последние гроши от пенсии.

Такого малыша она подобрала изначально:

Малыш, родившийся не в том месте и не в то время. Котенок Эльфик, потерявший глазик и хвост, ищет свою семью! В добрые руки, Помощь животным, Бездомные животные, Приют для животных, Потеряшка, Спасение животных, Ветеринария, Волонтерство, Без рейтинга, Москва, Котята, Московская область, Доброта, Спасение, Кот, Семейство кошачьих, Негатив, Домашние животные, Эльфы, Видео, Длиннопост

Он был грязный, глаза еле открывались, а сам малыш был почти без сил. Екатерина, так зовут эту женщину, забрала малыша к себе домой, чтобы пролечить и привести в порядок и в дальнейшем найти ему дом. У бедной женщины и так постоянные ссоры в семье из-за ее доброго сердца. Дома у нее свои животные, а родственники постоянно устраивают ей скандалы. Эльфика Екатерине удалось спрятать в ванной небольшого размера. Там она им и занималась, лечила, обрабатывала и ухаживала за ним.

Малыш, родившийся не в том месте и не в то время. Котенок Эльфик, потерявший глазик и хвост, ищет свою семью! В добрые руки, Помощь животным, Бездомные животные, Приют для животных, Потеряшка, Спасение животных, Ветеринария, Волонтерство, Без рейтинга, Москва, Котята, Московская область, Доброта, Спасение, Кот, Семейство кошачьих, Негатив, Домашние животные, Эльфы, Видео, Длиннопост

Сейчас малышу 8 мес. Он привит, кастрирован и полностью здоров. Глазик остался открытым, зашивать или удалять его не надо. Он прекрасно все видит другим. Ребенок очень ласковый, нежный, игривый и мурчащий, как трактор. Эльфик очень трогательный и благодарный ребенок. Он приучен к лоточку, любит сидеть на ручках.

Малыш, родившийся не в том месте и не в то время. Котенок Эльфик, потерявший глазик и хвост, ищет свою семью! В добрые руки, Помощь животным, Бездомные животные, Приют для животных, Потеряшка, Спасение животных, Ветеринария, Волонтерство, Без рейтинга, Москва, Котята, Московская область, Доброта, Спасение, Кот, Семейство кошачьих, Негатив, Домашние животные, Эльфы, Видео, Длиннопост

Эльфик прекрасно ладит с другими котами и кошками, по анализам он чистый. Ребенок-чудо, ребенок- божий одуванчик! И ему очень нужен свой дом и своя семья! Ему совсем не место жить в ванной. Екатерина кормит его сухим кормом Monge/Royal Canin, дает индейку и яйца. Поэтому мы бы хотели найти Эльфику семью, где его не будут пичкать Вискасом, а обеспечат хорошую и счастливую жизнь.

Малыш и так изрядно настрадался. Ему нужен свой уголок и море любви!

Если вас тронула история малыша и вы хотели бы взять малыша домой, пишите и звоните мне:

Животные на войне| Как кошки Ленинград спасали

Как мы уже писали (см. «Боевые верблюды»), «воевали» многие домашние животные. Сегодня наша история о самых распространенных, самых ласковых и любимых домашних животных (да простят нас любители собак) — о кошках. Да, они не такие храбрые и сильные как собаки (собаководы — реверанс в вашу сторону), но и к «призыву» на войну, их в отличие от собак никто не готовил. Тем не менее, «воевать» кошки начали почти одновременно с собаками.

Ленинградская кошка

Впервые кошки участвовали в военных действиях две с половиной тысячи лет назад, во время войны персов с древними египтянами. В Древнем Египте кошка считалась священным животным, и если египтянин убивал кошку, пусть даже при вынужденных обстоятельствах, его приговаривали к смерти. Вот персы и решили использовать кошек в качестве щитов. Во время атак на врага, воины царя Камбиза всего-навсего несли кошек на руках, и египтяне ничего не могли поделать, поскольку боялись случайно поранить или убить священное животное. Персы легко продвигались вперед, и египтяне не могли помешать им. Несмотря на военные неудачи Древнего Египта, египтяне остались непоколебимы в поклонении кошкам.

Ходили легенды, что древние использовали натренированных каких-то крупных кошек и возили с собой в виде «кошачьей кавалерии». Однако всяким сказкам есть свой предел. А вот во время Первой мировой войны кошки уже по-настоящему «служили» в армии. Кроме своих постоянных обязанностей – истребления грызунов в окопах, — кошки определяли появление в воздухе ядовитых газов и предупреждали о газовой атаке. Химические атаки в то время были весьма популярным у военных оружием массового поражения. В армиях некоторых стран (например, Британии) создавались даже специальные «кошачьи корпуса».

В британских окопах. 1918 г.

В британских окопах. 1918 г.

На «службе» у французов. 1918, Пикардия.

На «службе» у французов. 1918, Пикардия

В годы Второй мировой войны, в разных странах ее участницах, было выявлено еще одно важное свойство пушистых питомцев – кошки предсказывали вражеские авианалеты. Именно по поведению кошек – беспокойство, вздыбленная шерсть, беспричинное шипение, а то и простое бегство из дома – люди определяли приближающуюся опасность бомбёжки. Уже значительно позже, после войны, ученые заметили, и способность кошек предсказывать за несколько суток землетрясения или извержения вулканов. А пока наблюдали за «живыми радарами» и при малейших признаках изменения их поведения, быстро собирались и бежали в бомбоубежища, прихватив с собой четвероного часового. Не известно сколько жизней таким образом спасли кошки, но в газетах того времени таких случаев было описано достаточно много.

Например, лондонские газеты писали о кошке Сэлли, которая овладела сложнейшей системой оповещения, используя которую ее хозяин и соседи оказывались в бомбоубежище до того, как начинали падать бомбы. Сэлли, чувствуя, что приближается опасность и близится налёт, бежала в холл – там висел противогаз. Смышлёная киска становилась на задние лапы и настойчиво била по противогазу передними лапами, а потом бежала к хозяйке, тыкалась ей в руки и царапалась. После всей этой процедуры она мчалась к бомбоубежищу и начинала царапать дверь, как бы описывая всю систему действий, которую необходимо проделать хозяевам. Не забывала Сэлли и о соседях, только когда все оказывались в безопасности, мяукающий спасатель успокаивался.

Эта способность кошек во время войны оказалась настолько ценной, что побудила британцев даже учредить специальную медаль. «Медаль Марии Дикин» — высшая воинская награда Великобритании для животных, учреждённая в 1943 году основательницей благотворительной организации помощи животным PDSA Марией Дикин. Медаль выполнена из бронзы и изображает лавровый венок с надписями «За мужество» (For Gallantry) и «Мы тоже служим» (We Also Serve). Медаль вручалась за храбрость и преданность службе во время военных конфликтов. Как и у людей, где гендерное равноправие действует только на бумаге, так и у животных. Единственной кошачьей медалью наградили не кошку, а корабельного кота Саймона. Такова жизнь.

Медаль Марии Дикин

Медаль Марии Дикин

Интересная история и «Непотопляемого Сэма» — корабельного кота, служившего в годы Второй Мировой войны на германском линкоре, британском эсминце, а позже на авианосце. Он пережил не только гибель всех трёх кораблей, но и умер на берегу.

Кот чёрно-белого окраса был пронесен матросом на борт германского линкора «Бисмарк». 27 мая 1941 года линкор был потоплен британской эскадрой, причём спаслись лишь 115 человек из 2200. Несколько часов спустя кот, плававший на обломках корабля, был замечен английскими моряками с возвращающегося на базу эсминца «Казак» и взят на борт. Не зная настоящего имени кота, английские моряки дали ему прозвище Оскар. После гибели «Казака» кот получил от англичан прозвище «Непотопляемый Сэм» и был перенесён на авианосец «Арк Ройял». Однако вскоре авианосец, возвращаясь с Мальты, был торпедирован немецкой подводной лодкой. Попытки взять на буксир тонущий корабль вновь оказались бесплодными, и «Арк Ройял» затонул в 30 милях к востоку от Гибралтара. Однако все до единого моряки и лётчики, а с ними и Сэм, были спасены подошедшими на помощь судами. После гибели авианосца решено было оставить кота на берегу. Сэм некоторое время жил в канцелярии генерал-губернатора Гибралтара, но вскоре был отправлен в Великобританию, где и встретил окончание войны в Белфасте. Непотопляемый Сэм умер на берегу в 1955 году.

Пастельный рисунок героического кота, выполненный художницей Джорджиной Шоу-Бейкер, хранится в Национальном морском музее в Гринвиче.

Портрет «Непотопляемого Сэма» (Unsinkable Sam)

Портрет «Непотопляемого Сэма» (Unsinkable Sam)

Отдадим должное и отечественным котам, а не только заграничным. В литературе широко описаны заслуги ленинградского кота-«слухача» — Васьки, по крайне мере бойцы его так называли. Он жил при одной из зенитных батарей под Ленинградом. Отощавшее и злое животное привез из блокадного города старшина расчета. Благодаря своему кошачьему чутью и, по всей видимости, горькому опыту, Васька умел заранее предсказывать не только очередной налет немецкой авиации, но и направление атаки. Сначала он бросал свои дела, настораживался, поворачивался правым ухом в сторону грядущего налета и вскоре бесследно исчезал. При этом на советские самолеты кот никак не реагировал. Довольно быстро зенитчики научились использовать поведение кота для успешного отражения атак. Ваську зачислили на довольствие, а к нему приставили солдата, чтобы тот немедленно сообщал командиру батареи, как только кот начинал вести себя соответствующим образом.

Сородич Васьки на позиции

Сородич Васьки на позиции

Боец засылает кота с листовкой к солдатам и офицерам окруженной немецкой группировки под Сталинградом. Январь 1943 г. Возможно и шутка военного корреспондента, но так было подписано в газете.

Боец засылает кота с листовкой к солдатам и офицерам окруженной немецкой группировки под Сталинградом. Январь 1943 г. Возможно и шутка военного корреспондента, но так было подписано в газете

В годы Второй мировой войны кошек брали на борт субмарин в качестве живых детекторов качества воздуха, поскольку существующие на то время приборы были далеки от совершенства, а случаев отравления экипажей «грязным» воздухом было предостаточно.

Все это, уважаемый читатель, было только предисловием к истории, которое мы вам поведали лишь с одной целью, чтобы вы прониклись уважением к «пушистой гвардии» и осознали их роль в ниже поведанном, ибо ни танки, ни пулеметы, ни яды, и даже гении в маршальских звездах, не могли спасти Ленинград от «серой чумы». И только усатые «воины», порой жертвуя своими жизнями, совладали с «оккупантами» города на Неве.

Символический портрет кота-«воина»

Символический портрет кота-«воина»

Была осень 1941 года. Немцы неумолимо замыкали кольцо вокруг Ленинграда, но город ожесточенно оборонялся, дрался за каждую улицу, за каждый дом. В отличие от других городов, ленинградцы, ни отступать, ни сдавать город даже помышляли. Все и все работало на оборону. Боеприпасов было достаточно, да и выпускались они заводами безостановочно. Продуктовые склады были до отказа забиты продовольствием, так что голод горожанам не грозил. Кто мог тогда предположить, что блокада продлится почти 900 дней? Кто мог знать, что на второй день осады, 9 сентября, немецкая авиация нанесет точный удар по Бадаевским складам, уничтожив основную часть продуктов? Единственной связью Ленинграда со страной стало Ладожское озеро, по которому продукты начали поступать уже 12 сентября. В период навигации — по воде, а зимой — по льду. Этот путь вошел в историю под названием «Дорога жизни». Но ее возможности были малыми, чтобы прокормить население гигантского города. Голод был неизбежным.

Первыми с улиц исчезли бродячие собаки и кошки. Пропали утки с озер, выловили голубей. Потом пришел черед домашних питомцев. Сегодня это может показаться чудовищным, но, когда выбор стоит между выживанием любимого кота и ребенка, решение очевидно. В результате к концу зимы 1941−1942 года в Ленинграде кошек не осталось вовсе.

Дневник Валеры Сухова, 10 лет

Из дневника Валеры Сухова: «2.12.41. Поймали и убили кошку. 3.13.41.Съели жареную кошку. Очень вкусно». «Соседского кота мы съели всей коммунальной квартирой еще в начале блокады», – рассказывала блокадница Зоя Корнильева. «В нашей семье дошло до того, что дядя требовал кота Максима на съедение чуть ли не каждый день. Мы с мамой, когда уходили из дома, запирали Максима на ключ в маленькой комнате. Жил у нас еще попугай Жак. В хорошие времена Жаконя наш пел, разговаривал. А тут с голоду весь облез и притих. Немного подсолнечных семечек, которые мы выменяли на папино ружье, скоро кончились, и Жак наш был обречен. Кот Максим тоже еле бродил – шерсть вылезала клоками, когти не убирались, перестал даже мяукать, выпрашивая еду. Однажды Макс ухитрился залезть в клетку к Жаконе. В иное время случилась бы драма. А вот что увидели мы, вернувшись домой! Птица и кот в холодной комнате спали, прижавшись, друг к другу. На дядю это так подействовало, что он перестал на кота покушаться…» — воспоминания Веры Николаевны Володиной. «У нас был кот Васька. Любимец в семье. Зимой 41-го мама его унесла куда-то. Сказала, что в приют, мол, там его будут рыбкой кормить, мы-то не можем… Вечером мама приготовила что-то наподобие котлет. Тогда я удивилась, откуда у нас мясо? Ничего не поняла… Только потом… Получается, что благодаря Ваське мы выжили ту зиму…»

Но домашними питомцами дело не ограничилось. Обезумевшие от голода, холода и бомбежки люди начали убивать себе подобных с целью людоедства. В декабре 1941 года за каннибализм были привлечены к уголовной ответственности 26 человек, в январе 1942 года — 336 человек, за две недели февраля — 494 человека. И это только выявленные случаи.

Как оказалось, коты были главными «санитарами» ленинградских улиц. Изо дня в день они проделывали работу, которую большинство не замечали, — контролировали популяцию крыс. С давних времен эти грызуны отравляли существование человека, зачастую оказываясь причиной крупномасштабных бедствий.

Разоренные закрома и амбары, опустошенные посевы, но главное — инфекции. Всего за четыре года с 1247-го по 1351-й чума унесла жизни 25 миллионов европейцев. Еще недавно с 1898 по 1963 год в Индии черная смерть забрала 12,6 миллиона человек. И главным переносчиком заразы были крысы. У этих опасных грызунов нет ни единого естественного врага в городских условиях, за исключением кошек. Только кошки способны контролировать численность крыс, одна пара которых способна воспроизвести более 80 потомков всего лишь за год. Крысы процветали в голодающем городе — они просто питались трупами на улицах. Для блокадного города нашествие полчищ безжалостных серых тварей стало катастрофой. «…тьма крыс длинными шеренгами во главе со своими вожаками двигались по Шлиссельбургскому тракту прямо к мельнице, где мололи муку для всего города. В крыс стреляли, их пытались давить танками, но ничего не получалось, они забирались на танки и благополучно ехали на танках дальше. Это был враг организованный, умный и жестокий…» — находим в воспоминаниях блокадницы Киры Логиновой. Известен случай, когда из-за сгрудившейся на путях стаи крыс с рельсов сошел трамвай.

Улица Ленинграда. 1942 год

Улица Ленинграда. 1942 год

Эрмитаж. Сотни картин, уничтоженных крысами

Эрмитаж. Сотни картин, уничтоженных крысами

Немалый вред причиняли крысы и обороне города. Они сгрызали изоляцию с телефонных кабелей, перегрызали алюминиевые и медные провода, дырявили ящики с боеприпасами, выводили из строя технику и даже стаями нападали на больных и обессиленных людей. С крысами активно боролись, их травили, были созданы специальные бригады по борьбе с грызунами, совершавшие многочасовые изнурительные рейды по городу, но число грызунов продолжало нарастать. Мерзкие твари не боялись ни бомбежек, ни огней пожаров.

Сразу же после прорыва блокады, военное руководство, осознав размах катастрофы, вызванной крысами в городе, распорядилось доставить в Ленинград кошек. Выбор на «мобилизацию» кошек почему-то пал на Ярославль. Возможно потому, что Ярославская область приняла около 600 тысяч эвакуированных ленинградцев, и они поделились информацией о большом количестве бродячих кошек в городе. Правда журналисты, описывая эту историю, придумали какую-то породу дымчатых кошек-крысоловов, и переписывают эту небылицу из статьи в статью. Как собирали этих кошек, и сколько их привезли в Северную столицу, документальных подтверждений не имеется. Но ленинградцы рассказывали, что в апреле 1943 года их прибыло, аж четыре вагона. Половину кошек выпустили прямо на вокзале и часть из них разобрали горожане, а половину раздали на особо важные государственные объекты: склады, магазины, и даже в Эрмитаж. Кстати с тех пор в нем и живут штатные коты-крысоловы. Спрос на кошек был таков, что вскоре на рынках начали продавать котов по 500 рублей (килограмм хлеба стоил 50 рублей, зарплата сторожа составляла 120 рублей), писал в своих воспоминаниях писатель Леонид Пантелеев. Ленинградцы рассказывали и невероятные истории о том, что некоторые кошки, свою добычу не съедали сами, а приносили к порогу дома, как, бы отчитываясь о своей работе. Некоторые таскали даже придушенных воробьев – делились пищей со своими хозяевами, как будто понимали трудности горожан.

Четырех вагонов оказалось мало, вдобавок крыс было такое количество, что они давали своим природным врагам серьезный отпор. Часто в схватках жертвами становились именно коты. Полностью блокада Ленинграда была снята только в конце января 1944 года. Тогда в Ленинград направили еще одну партию котов, которых на этот раз набирали в Сибири, преимущественно в Иркутске, Омске и Тюмени. В Тюмени, например, собрали 238 котов и кошек в возрасте от полугода до 5 лет. Многие жители сами приносили своих любимцев на сборный пункт. Всего в Ленинград было направлено 5 тысяч омских, тюменских, иркутских котов, которые с честью справились со своей задачей — очистили город от грызунов. Таким образом, коренных котов-питерцев почти не осталось. Современные питерские коты являются потомками ярославских и сибирских сородичей.

В память о том, что коты и кошки сделали для города, в 2000 году в Санкт-Петербурге на доме № 8 по Малой Садовой установили бронзовую скульптуру кота Елисея, а напротив, на доме № 3, изваяние его подруги — кошечки Василисы.

Кот Елисей

Кот Елисей

Считается, что если забросить монетку на постамент Елисею, то будет вам счастье, радость и удача. По легенде в предрассветные часы, когда улица пуста, а вывески и фонари горят уже не так ярко, то можно услышать, как бронзовые кисы перемяукиваются.

Кошка Василиса

Кошка Василиса

Еще один памятник кошкам блокадного Ленинграда был установлен у метро «Озерки» по улице Композиторов, 4. Несмотря на печальный повод, кот выглядит позитивно и дружелюбно, как и положено уважающему себя коту.

Памятник кошкам блокадного Ленинграда

Памятник кошкам блокадного Ленинграда

В Тюмени в день города 2008 года был открыт сквер «Сибирских кошек» c 12 фигурками кошек в разных позах, в память о тех 5 тысяч животных, которые спасли блокадный Ленинград от крыс и эпидемий.

Общий вид сквер сибирских кошек в Тюмени

Общий вид на сквер сибирских кошек в Тюмени

Чугунные коты

Чугунные коты

Чугунные коты

Чугунные коты, покрашенные золотой краской, разместились на маленькой аллее на трех гранитных постаментах. Цвет кажется не самым удачным, но во время войны в Ленинграде коты действительно были на вес золота. Так что все очень символично.

И в заключение. Мораль истории весьма очевидна. В природе должен быть баланс во всем. И даже если он нарушен невольно, то последствия могут быть печальными. Если есть крысы – должны быть и коты.

Кошка – значит победа

Тем не менее, некоторые горожане, несмотря на жестокий голод, пожалели своих любимцев. Весной 1942 года полуживая от голода старушка вынесла своего кота на улицу погулять. К ней подходили люди, благодарили, что она его сохранила.

Одна бывшая блокадница вспоминала, что в марте 1942 года вдруг увидела на городской улице тощую кошку. Вокруг нее стояли несколько старушек и крестились, а исхудавший, похожий на скелет милиционер следил, чтобы никто не изловил зверька.

12-летняя девочка в апреле 1942 года, проходя мимо кинотеатра «Баррикада», увидала толпу людей у окна одного из домов. Они дивились на необыкновенное зрелище: на ярко освещенном солнцем подоконнике лежала полосатая кошка с тремя котятами. «Увидев ее, я поняла, что мы выжили», – вспоминала эта женщина много лет спустя.

Воспоминания

Блокадник Шабунин В. Ф.: «Мне было 9 лет и 8 месяцев. В блокадном Ленинграде я провел 1 год и 15 дней. Мы были детьми, на долю которых выпало тяжкое испытание. Витаминов не хватало, хлеба было мало. Да и хлебом его назвать было трудно – прогорклая масса, для иждивенцев 125 грамм, для работающих – 250. Зима была холодной. Если мороз в Ленинграде стоял 30°, то в Сибири он приравнивался к 50°. Люди шли, обессилев от голода и холода, останавливались отдохнуть и засыпали навечно. Трупы людей подолгу лежали на улицах, их никто не убирал. Однажды мы поймали кошку, ободрали, сварили и съели. Жира в ней было мало, только тонкий слой на животе. В течение нескольких дней во рту стоял мышиный запах. Ветки смородины стоящей под окном тоже порубили и съели…»

Блокадница Ирина Корженевская: «Внизу, в квартире под нами, упорно борются за жизнь четыре женщины. До сих пор жив и их кот, которого они вытаскивали спасать в каждую тревогу.

На днях к ним зашел знакомый студент. Увидел кота и умолял отдать его ему. Еле-еле от него отвязались. И глаза у него загорелись. Бедные женщины даже испугались. Теперь обеспокоены тем, что он украдет их кота. О, любящее женское сердце! Вот единственный экземпляр на моем радиусе. Все остальные давно съедены».

Поначалу кошкоедов осуждали, потом оправданий уже не требовалось – люди пытались выжить… К началу 1942 года кошек в Ленинграде не осталось и вскоре люди столкнулись с еще одной бедой – крысами.

Кошки спасли город

Когда в начале 1943 года из Ленинграда исчезли все кошки, в городе катастрофически быстро расплодились крысы. Они просто процветали, питаясь трупами, которые лежали на улицах. Крысы пробирались в квартиры и съедали последние припасы. Они прогрызали мебель и даже стены домов. Были созданы специальные бригады по уничтожению грызунов. В крыс стреляли, их давили даже танками, но ничего не помогало. Крысы продолжали атаковать блокадный город. Улицы буквально кишели ими. Трамваям приходилось даже останавливаться, чтобы не въехать в крысиное войско. Кроме всего этого, крысы еще и распространяли опасные болезни.

Кошка Василиса прогуливается по карнизу дома на Малой Садовой улице. Фото: АиФ / Яна Хватова

Тогда, вскоре после прорыва блокады, в апреле 1943 года, в Ленинград из Ярославля привезли четыре вагона дымчатых кошек. Именно дымчатые кошки считались лучшими крысоловами. За кошками сразу же выстроилась многокилометровая очередь. Котенок в блокадном городе стоил 500 рублей. Примерно столько же он мог бы стоить на Северном полюсе в довоенное время. Для сравнения, килограмм хлеба продавали с рук за 50 рублей. Ярославские кошки спасли город от крыс, однако не смогли решить проблему полностью.

В конце войны в Ленинград привезли второй эшелон кошек. На это раз их набирали в Сибири. Многие хозяева лично приносили своих котов на сборный пункт, чтобы внести свой вклад в помощь ленинградцам. Из Омска, Тюмени и Иркутска в Ленинград приехали пять тысяч кошек. На этот раз все крысы были уничтожены. Среди современных петербургских кошек коренных жителей города не осталось. Все они имеют сибирские корни.

Кот Елисей приносит людям удачу. Фото: АиФ / Яна Хватова

В память о хвостатых героях на Малой Садовой улице установили скульптуры кота Елисея и кошки Василисы. Василиса прогуливается по карнизу второго этажа дома №3, а Елисей сидит напротив и наблюдает за прохожими. Считается, что к человеку, который сможет забросить монетку на небольшой постамент к коту, придет удача.

Враг умный и жестокий

И если люди умирали, то крысы плодились и размножались!

Оказалось, что еды в голодном городе для крыс хватало! Блокадница Кира Логинова вспоминала, что «…тьма крыс длинными шеренгами во главе со своими вожаками двигались по Шлиссельбургскому тракту (ныне проспекту Обуховской обороны) прямо к мельнице, где мололи муку для всего города. В крыс стреляли, их пытались давить танками, но ничего не получалось: они забирались на танки и благополучно ехали на них дальше. Это был враг организованный, умный и жестокий…»

– Весной 42-го мы с сестрой шли на огород, разбитый прямо на стадионе на Левашевской улице. И вдруг увидели, что прямо на нас движется какая-то серая масса. Крысы! Когда мы прибежали на огород – там все уже было съедено, – вспоминает блокадница Зоя Корнильева.

Все виды оружия, бомбежки и огонь пожаров оказались бессильными уничтожить «пятую колонну», объедавшую умиравших от голода блокадников. Серые твари сжирали даже те крохи еды, что оставались в городе. Кроме того, из-за полчищ крыс в городе возникла угроза эпидемий. Но никакие «человеческие» методы борьбы с грызунами не помогали.

Стратегический груз

В январе 1943 года в результате операции «Искра» блокада была прорвана. Осознав размах катастрофы, вызванной крысами в городе, военное командование распорядилось доставить в Ленинград кошек.

В своем дневнике блокадница Кира Логинова написала о том, что в апреле 1943 года вышло постановление за подписью председателя Ленсовета о необходимости «выписать и доставить в Ленинград четыре вагона дымчатых кошек».

Выбор пал на Ярославль, где в обилии водились именно дымчатые коты, считавшиеся лучшими крысоловами. Кроме того, Ярославль в войну стал побратимом Ленинграду: всего за время блокады Ярославская область приняла почти треть эвакуированных ленинградцев — около 600 тысяч человек, 140 тысяч из них были дети.

И вот ярославцы снова пришли на помощь. В апреле в город на Неве из Ярославля прибыли четыре вагона со «стратегическим грузом». Увы, условия войны не позволяли обходиться с мохнатыми с современной любовью. По дороге котов не кормили, дабы были злее, в пути многие друг друга подрали. Вообще довольно сложно представить четыре вагона, до отказа набитых кошками.

Собственно, нет ни единого документа, точно подтверждающего легенду о «мохнатом десанте». Вся история основана на воспоминаниях блокадников.

Часть из прибывших в Северную столицу котов распределили по продовольственным складам, а остальных прямо с перрона раздали людям. Конечно, на всех не хватило. Более того, нашлись те, кто решили на этом подзаработать.

Вскоре на рынках начали продавать котов по 500 рублей (килограмм хлеба стоил 50 рублей, зарплата сторожа составляла 120 рублей), писал в своих воспоминаниях писатель Леонид Пантелеев.

Четырех вагонов оказалось мало, вдобавок крыс было такое количество, что они давали своим природным врагам серьезный отпор. Часто в схватках жертвами становились именно коты.

Полностью блокада была снята только в конце января 1944 года. Тогда в Ленинград направили еще одну партию котов, которых на этот раз набирали в Сибири, преимущественно в Иркутске, Омске и Тюмени. Таким образом, современные питерские коты являются потомками ярославских и сибирских сородичей.

В память о том, что коты и кошки сделали для города, в 2000 году в Санкт-Петербурге на доме № 8 по Малой Садовой установили скульптуру кота Елисея, а напротив, на доме № 3, изваяние его подруги — кошечки Василисы.

В 2013 году молодой рыбинский режиссер-­документалист Максим Злобин создал фильм «Хранители улиц», где рассказал историю ярославской «мяукающей» дивизии.